Ефим Михеевич Артамонов

Ефим Михеевич Артамонов (1776 годПожевской ЗаводПермская губернияРоссийская империя — 1841 годСуксунПермская губернияРоссийская империя) — изобретатель первого русского велосипеда-самоката (велосипеда Артамонова) согласно работам экономиста Василия Белова (1896 года) и географа, краеведа Ивана Кривощёкова (1910 года, со ссылкой на публикацию Белова). В советское время биография Артамонова была дописана.

Русский крепостной изобретатель с Пожвинского на Урале завода Ефим Михеевич Артамонов в 1801 построил первый в мире велосипед.

Этот двухколёсный цельнометаллический велосипед был создан в 1800 году на 12 лет опередив немца Дранса, которому приписывают авторство велосипеда.
Цельнометаллический велосипед Артамонова был, кроме того, конструктивно значительно совершеннее деревянной «беговой машины» Дранса.

Велосипед Артамонова имел педали, изобретение которых ошибочно приписывается англичанину Макмиллан.

Металлическая же рама, имевшаяся в конструкции Артамонова, появилась на заграничных велосипедах только в середине 19 столетия.

Родился Ефим Артамонов 1 ноября 1776 в семье Михея Артамонова – мастера по строительству барж, и уже мальчиком стал помогать отцу.

Когда ему было 14 лет, отца отправили на Старо-Уткинскую пристань на Чусовую, где строили баржи для сплава чугуна и железа, а Ефима послали на демидовский Нижнетагильский завод, где готовили металлические крепления.

Ему часто приходилось ходить пешком из Нижнего Тагила на Старо-Уткинскую пристань, покрывая только в один конец восемьдесят верст.

Тогда-то, видимо, и появилась у него мысль о постройке самоката.

Спустя десять лет «холоп Ефимка Михеев сын Артамонов розгами бит за то, что в день Ильи пророка (2 августа по новому стилю) года 1800 ездил на диковинном самокате по улицам и пугал встречных лошадей, которые на дыбы становились, на заборы кидались и «увечья пешеходам чинили немалые».

Однако хозяин завода граф Всеволожский, узнав об изобретении, выписал Артамонову паспорт и отправил изобретателя в Москву на коронацию Александра I.


15 сентября 1801 года Артамонов прибыл на своём самокате из Верхотурья в Москву.

Средняя скорость движения составила 12 вёрст в час, что примерно соответствовало скорости передвижения запряжённых лошадьми санных экипажей и несколько превышало скорость колёсных телег. 

В день коронации тысячи людей, собравшихся на Ходынском поле в  Москве, с изумлением наблюдали за удивительной двухколёсной тележкой.

Изобретение Артамонова было высоко оценено императором: из рук царя изобретатель получил вольную.

Заводу же была выплачена 500-рублёвая компенсация – именно столько в те годы стоил хороший крепостной мастер, в то время как средняя цена крестьянина составляла 100 рублей.

Скончался Ефим Матвеевич 11 ноября 1841 года. До конца жизни он пользовался своим самокатом, заменявшим ему лошадь.


В последние годы не прекращаются попытки представить дело так, будто мастера Артамонова вообще не существовало, но, несмотря на все эти потуги, русский народ помнит своих героев.

«Велосипед Артамонова» — удивительный пример того, как практически на ровном месте может возникнуть устойчивая легенда, со временем обрастающая всё большим количеством подробностей. Утверждается, будто бы в самом начале XIX века крепостной механик Артамонов построил металлический велосипед, на десятилетия опередивший аналогичные конструкции за рубежом. Но почему-то первое упоминание механика Артамонова и его изобретения происходит лишь спустя почти сто лет — в 1896 г., когда уральский историк Белов в своём очерке пишет, что «во время коронования императора Павла I, следовательно, в 1801 г., мастеровой уральского Тагильского завода Артамонов бегал на изобретённом им велосипеде, за что по повелению императора получил свободу со всем своим потомством». Далее историк И. Я. Кривощеков в 1910 г. включает эти сведения в свой «Словарь Верхотурского уезда», исправив имя императора, так как в 1801 г. короновался не Павел I, а Александр I. Ну а потом, что называется, «пошло-поехало». В 1946 г. в романе О. Форш «Михайловский замок» появляется тот самый механик Артамонов, причём уже с именем и отчеством — Иван Петрович. В 1948 г. в уже известной нам книге «Русская техника» его упоминает В. В. Данилевский, оттуда имя Артамонова попадает во второе издание БСЭ, а к третьему изданию у Артамонова неожиданно появляются и годы жизни (1776–1841). Правда, в процессе всех этих эволюций он из Ивана Петровича становится Ефимом Михеевичем.

В стране начинают появляться памятники велосипеду Артамонова, причём велосипед на них всё время разный, но уж очень похожий на английские «пауки» последней четверти XIX века. А металлографическая экспертиза якобы «того самого» велосипеда, хранящегося в Нижнетагильском музее-заповеднике, показала, что он изготовлен из сорта стали, которого просто не существовало до 70-х годов XIX века. Никаких упоминаний об Артамонове не удалось найти ни в церемониальных журналах 1796, 1797 и 1801 годов, ни в повестке по случаю кончины Павла I, ни в описании коронации Александра I, ни в «Списке о всех милостях, излиянных покойным государем Павлом I в день его коронации», ни в архивах канцелярии, занимавшейся рассмотрением технических изобретений, ни в подборке материалов о крепостных изобретателях.

Возможно, в легенде об Артамонове получила отражение реальная история выдающегося тагильского изобретателя Е. Г. Кузнецова-Жепинского, который в 1785–1801 гг. работал над созданием оригинальных конных дрожек с механизмами, которые приводили в действие «верстометр» и музыкальный орган. Испытания и публичные демонстрации этого экипажа, впоследствии подаренного императрице Марии Федоровне, проходили в 1801 г. в Москве, и вскоре Кузнецов и его племянник Артамон с семьями были по приказу Императора отпущены на волю.